04.08.2014

Мы должны завоевать право считаться европейской нацией

Автор 
Оцените материал
(0 голосов)

Активист Евромайдана, лидер общественного движения «Честно», ответила на вопрос о ситуации в Украине и возможное развитие событий.

В своем интервью Светлана Залищук дала оценку последним событиям в Украине, объяснила, почему важные реформы и президентские выборы, а также рассказала о важности формирования гражданского общества.

Большая часть населения Украины хочет быть в Евросоюзе. Мы помним заявления Стефана Фюле о том, что Украине можно начинать диалог с ЕС по поводу вступления в Евросоюз. Ставила бы ты вопрос о перспективе членства Украины в ЕС сейчас?

– На мой взгляд, ни Украина, ни ЕС не готовы, чтобы Украина стала членом Евросоюза. И это абсолютно естественный процесс. Но уже прозвучал очень важный месседж со стороны Европейского Союза, что они готовы принять Украину в Евросоюз, когда мы сделаем свою, так называемую, домашнюю работу: построим и наладим работу всех демократических институтов, чтобы в ЕС появилась возможность и желание принять нас.

Ни Европейский Союз, ни даже лидеры оппозиции не сделают эту работу за нас. Нас – гражданское общество, которое выстоит и выборет свое право считаться европейским народом и европейской нацией.

Евромайдан дал нам понимание того, что пока мы не построим Евросоюз в Украине сами, рано говорить о вступлении Украины в ЕС. Мы должны сами провести европейские реформы на каждом рабочем месте, в своих отраслях экономики, в своей культуре.

Борьба с коррупцией – это очень важная задача, но пока это не станет частью нашей культуры на личном уровне и частью нашей ментальности, мы не станем той Европой, о которой мы говорим.

Та ли у нас сейчас политическая элита, которая может привести Украину в ЕС? Воспринимает ли Запад тех украинских политиков, которые могут прийти к власти?

– Если говорить о западных политиках, то бесспорно да. Яценюк, как премьер-министр говорит на одном языке с европейцами, это его уровень. Возможно, его критически воспринимали как одного из лидеров Евромайдана, но теперь, согласно социологическим опросам, более 50 % людей поддерживают его в должности премьер-министра.

Отвечая на вопрос, имеем ли мы элиту, я считаю, что на самом деле ключевым моментом является то, что мы имеем то гражданское общество.

В чем отличие выборов 2004-2005 годов и нынешних?.. Тогда мы выбрали Мессию, разошлись по домам и стали ждать, когда же Ющенко проведет реформы. Но мы как гражданское общество ничего не делали для того, чтобы это произошло.

Сейчас мы выросли. Мы изучили, что недостаточно просто поменять имена и лица во власти. Нужно работать много и долго, чтобы сделать эти реальные изменения.

Поэтому самое важное не то, какая элита, а какое гражданское общество и способно ли оно контролировать власть и заставить ее проводить реформы или помогать осуществлять их, потому что мы тоже должны непосредственно участвовать в этом процессе.

В Украине не было иной модели, чем «спуск» указов сверху. Можем ли мы быть уверены, что украинцы готовы провести такую огромную работу на всех уровнях?

– Более эффективно, если это будет двусторонняя работа. Сейчас у нас есть эта возможность, и есть то короткое окно во времени, когда это может сработать. С одной стороны есть политическая воля новой элиты, которая пришла к власти. С другой стороны есть готовность общества принимать другие правила игры, отказаться от коррупции. Возможно, страдать, больше платить, но реально изменить и сделать что-то.

На Евромайдане была революция достоинства, когда люди действительно были готовы страдать, стоять под пулями, так как понимали, что стоят за ядро существования украинской нации.

На проведение реформ необходимо время, а референдум может быть объявлен уже во втором туре президентских выборов, и результат голосования трудно предсказать. Что можно сделать сейчас?

– Мне кажется, что референдум – это попытка власти начать диалог с народом. Я уверена, что если бы Украина проводила референдум по таким вопросам (хотят восточные и южные регионы в состав РФ, ред.), и не было бы России, которая дестабилизирует ситуацию в стране, то это был бы успокаивающий фактор.

Если сейчас области начнут проводить референдумы, а власть будет продолжать его избегать, то для людей это будет тоже определенным сигналом, что власть не хочет слушать, что думает народ страны.

Что ты думаешь о дестабилизации Востока Украины? Могут ли быть сорваны выборы, и как долго это может продолжаться?

– Власть сейчас готова провести выборы в любых условиях. Даже если какой-то из регионов не сможет участвовать в них, они все равно состоятся. У нас нет другой возможности. Нам нужна легитимная власть. Нужна концентрация ресурса, а власть – это тоже ресурс, который должен быть легитимным. Поэтому очень важно провести президентские выборы.

Но очень трудно выбрать президента, который устроит все стороны? Как показывает история, в Украине последние 2 раза избирали президента одной из частей страны. К тому же этот сигнал идет от самих политиков, будто Украина разная и нет поддержки одного кандидата.

– В нашей стране разница – синоним враждебности. Если ты другой, значит ты враг. Но на самом деле проблема в политизации этого вопроса. В мире есть много разных стран, но они нашли политическую волю, чтобы договориться. Несмотря на то, что все говорят на разных языках, они уважают друг друга.

До этого никто это не пытался объяснить, и в этом самая большая проблема. Не было реального диалога. Мы 20 лет жили в стране, как во время футбольного матча. У нас были 2 футбольные команды, которые пытались играть на той или иной стороне поля. Нам надо это понять и начать играть одну игру, без разделения.

Пока мы не решим вопрос идентичности, пока мы не примем друг друга такими, какие мы есть, до тех пор это противостояние будет. Если мы сейчас будем двигаться в ЕС, не учитывая интересы тех, кто живет на востоке и на юге страны, не объяснив им, почему они должны двигаться в этом направлении, то мы 100 % разъединимся, и у нас не будет такой страны как Украина.

Согласна, но после той длительной информационной войны и нагнетания темы разницы украинскими же политиками, как это можно объяснить людям теперь? Как можно показать, что украинцы едины?

– Сегодня власть должна заново подписать общественный договор со страной. Этот вопрос нужно рассматривать в двух контекстах.

Первое, сотрудничество или сосуществование власти и общества. У нас до сих пор всегда были цари и холопы. У нас никогда не было построенных демократических институтов, куда бы люди избирались демократическим путем, чтобы реально представлять наши интересы. Была политическая коррупция на высшем уровне. Сегодня власть должна предложить другие условия сосуществования общества. Нужно построить совсем другие институты.

Второе, нужно найти вопросы, которые нас объединяют в будущем. У нас действительно в прошлом много вопросов, которые нас разъединяют. Нужно показать людям сразу, что именно они в первую очередь заинтересованы в объединении с ЕС.

Нужно найти возможность преодолеть стереотипы. Тогда мы сможем помириться, мы будем единственной страной, и это нас сделает сильными.

Как донести информацию до людей, которые не хотят и не любят читать и анализировать?

– Мы не единственная страна, которая переживает такие политические события, фазы, периоды и процессы. И как показывает практика, если есть политическая воля, то дело не в брошюрах, что распространяются.

Одно дело прочитать брошюру, а другое – увидеть, что реформа действительно состоялась. Мы можем сами решить, куда вкладывать деньги на местном уровне. Тогда людям не надо ничего читать, они все будут видеть в реальности.

Если состоятся реальные реформы, судебная, правоохранительных органов, в экономике и предпринимательстве, и вопросы будут решаться в режиме «телефонного вызова», если люди реально начнут бороться с коррупцией и искоренять ее по всей вертикали – это будет первым сигналом всему обществу, в том числе и на востоке. Все поймут, что власть другая и с ней можно сотрудничать.

Прочитано 1072 раз Последнее изменение 28.11.2016

Поддержи нас

CVR номер: 35 70 79 64.

Поддержи нас

 

cu logo 200x200

ПОПУЛЯРНЫЕ ЗАПРОСЫ

Made by Amaze Studio Team