Вторник, 01 сентября 2015 12:25

Украине не хватает политиков, способных просчитывать свои действия на несколько ходов вперед

Автор 
Оцените материал
(0 голосов)

Экс-министр обороны Украины поделился мыслями об«особом статусе» оккупированных территорий, безрезультатность Минских соглашений и вероятныхсценариях развития военного конфликта в Украине.

В первой части интервью Валерий Иващенко говорил о старых «новых»кадрах в руководстве страны, развал украинской армии и планы по «федерализации» Украины.

Вы предполагали, что Евромайдан не закончится только протестами и кровавым противостоянием милиции и народа? Что может начаться война.

– Во время обороны Евромайдана люди шли на самопожертвование. Меня, и уверен не только меня одного, просто «трясло», когда я видел кадры видео, где люди шли с фанерными и жестяными щитами на настоящие пули. Было видно, как они погибали, но за ними шли их друзья. Сейчас понятно, что тому, «после ющенковскому» разочарованию, отчаянию не удалось убить дух Украины, как это могло казаться раньше (после измены идей и идеалов Оранжевой революции).

О «донбассизация» и милитаризацию Крыма

Сейчас гораздо больше внимания приковано к Донбассу, потому что там продолжаются боевые действия, в Крыму относительно спокойно. Одни говорят, что о Крыме нужно забыть. Например, Ханна Северинсен озвучила мысль о том, что Крым вернется в Украину сам, увидев, как страна начинает развиваться и хорошо жить. Ваше мнение, каким может быть выход? Отвоевывать Крым и затем провести там честный референдум или оставить ситуацию как есть?

– Рассчитывать на какой-то референдум, на нормальных адекватных людей не приходится, потому что главный смысл сегодняшней так называемой «социальной политики» России по Крыму – замена населения.

Крымские татары «выдавливаются», патриотические (проукраинск настроенные) жители Крыма «выдавливаются» с помощью репрессий. Вместо них сейчас на полуостров завозятся в разном виде военнослужащие (русский военный контингент в Крыму уже увеличен до численности более 90 000 человек), ФСБшники, полицейские, пограничники, прокуроры, судьи и им подобные. Разворачиваются программы строительства жилья для действующих военных и военных запаса и членов их семей.

Строятся новые военные объекты, на территорию Крыма заводятся новые типы, образцы вооружения, военной техники, которых не было до оккупации полуострова – так милитаризация Крыма идет усиленными, бешеными темпами!

Кстати, это средство, метод – «замена населения» – был испытан (и не без определенного успеха) в свое время ближайшим соратником Януковича Василием Джарты во время управления им советом министров АРК. Накануне очередных выборов в Верховную Раду он завез из Макеевки не одну тысячу так называемых «переселенцев» – они были зарегистрированы как избиратели, получив там регистрацию («прописку») и оставшись на постоянное жительство.

Поэтому, можно говорить, что «донбассизация» Крыма начала происходить буквально с первых дней президентства Януковича.

Если такое удавалось тогда, то сегодня путинский режим это реализует более «системно» и «эффективно».

Получается, референдум – не настоящий план. Что нам остается, вписать в историю, «Крым когда-то был украинским»?

– К сожалению, «настоящий» план это то, что реализуется оккупационными российскими властями. И, к еще большему сожалению, он «воплощается в жизнь», как это ни парадоксально (и невероятно) не звучит – с «помощью» Украины в том числе. Не берусь в данном случае даже предполагать, кто больше прилагает к этому усилий: власть, бизнес-структуры Украины или ее отдельные граждане, которым «деньги не пахнут».

Мы будто забыли, что Крым оккупирован, и там не действуют ни украинские законы, ни наша власть. Но продолжается поставка туда электроэнергии, газа, продуктов питания.

В этой ситуации надо было сразу вводить полную блокаду: ни электроэнергии, ни водоснабжения, ни газа, ни торговли. Однако, поставки продолжаются, потому что мол, в Крыму находятся «наши люди».

Надо было дать возможность и помочь нашим людям выехать!

Если бы Украина была в состоянии вывезти всех желающих граждан – но, к сожалению, государство оказалось на это не способной.

Судьба оккупированного Донбасса

Также можно было бы сказать: пусть люди выезжают из Донбасса, но не каждый может это сделать.

– Все наши беды и прошлые, и сегодняшние – от нежелания делать, от нежелания думать и от нежелания хотеть.

Украина сейчас находится в ситуации, когда украинская власть в основном «в состоянии нежелание» думать, даже нежелание хотеть. (Самое ужасное, когда имеет место ситуация «не хочу хотеть»!).

Большинство вещей не сложно просчитать. Но для этого нужно иметь «талант», способности шахматиста хотя бы первого юношеского разряда, чтобы уметь просчитывать свои действия на три, а то и больше «ходов» вперед.

Вполне можно понять, что дешевле выделить даже большие деньги из бюджета, чтобы не терять потом еще большие, огромные деньги! Не зря же говорят, что «скупой платит дважды»!

Это касается, в частности, и помощи людям выехать с оккупированных территорий и дать возможность жить в Украине.

Кроме того, можно и нужно было привлечь возможности Международного Красного Креста, чтобы эвакуировать людей, которые этого хотели. Вы слышали в течение этих полутора лет, чтобы Украина в лице нашего МИД обращалась к Красному Кресту за помощью нашим людям уехать или решить какие-то социальные проблемы? (Речь идет не о пищевых пайках гуманитарной помощи.)

Международный Красный Крест работает по всему миру, осуществляет различные специальные миссии. А наша власть и не подумала об этом, точнее –  не захотела подумать.

Как же тогда Украина поступить с Донбассом? Президент предложил поправки в Конституцию, в частности там говорится и о временном правовом статусе Донбасса. Это может помочь освобождению оккупированных территорий?

– Согласно этим поправкам предлагается внести в Конституцию изменения и предоставить особый статус временно оккупированным территориям Донецкой и Луганской областей. Но почему не предложено хотя бы одной строкой определить и ситуацию с Крымом? (Парламент проголосовал за конституционные поправки в первом чтении. Ред.)

Если речь идет об определении особого статуса временно оккупированных территорий Донбасса, почему ни слова о другой временно оккупированной части территории Украины – Крым?

То есть, авторы предложенных изменений в Конституцию Украины уже признали, по умолчанию, что Крым не наш, не украинский? И о нем можно забыть учитывая сомнительные конъюнктурные международно-политические «маневры» вокруг так называемого «минского процесса»?

Нужно понимать отличие «де-юре» и «де-факто» в ситуации с Крымом.

«Де-юре» – мы во все колокола бьем, что это наша суверенная территория, незаконно оккупирована агрессором, Российской Федерацией, а «де-факто» – поскольку мы не имеем возможности реального влияния на процессы в Крыму, нужно «отрезать» транспортное сообщение, энерго-, водо-, газоснабжения; наши производители продуктов питания, операторы связи должны уйти с полуострова. В противном случае все, чем Украина торгует в Крыму – это помощь России в преобразовании его в закрытую милитаризованную зону. И забудьте о «сказочном» слове «туризм»!

О «Минских соглашениях» и стратегии Запада

Многие критикуют Минские соглашения, другие говорят, что для Украины это был и есть единственный шанс вести диалог с российской стороной. Как их оцениваете Вы и какую роль, по Вашему мнению, играет «человек Путина» Медведчук, как представитель украинской стороны на переговорах?

– Так называемые «минские соглашения» и «минский процесс» – это большой фейк и фетиш. Под всем этим ничего нет: ни международного, ни национального официального правового статуса. Это лишь «бумажки» с подписями людей, которые неизвестно что (кого) представляют, или вообще не представляют никого и ничего. Тальявини? Кучма? Зурабов? Захарченко? Плотницкий? Пожалуй, менее других сомнений относительно официального статуса Зурабова и его возможного «мандата» впрочем, и его Путин поменял на другую малоизвестную лицо.

Что касается Медведчука, то сам факт, что он до сих пор является «спецпредставителем СБУ» – позор для Украины. «Мандат СБУ» подписан Наливайченко, и Служба безопасности до настоящего времени ни дезавуировала, ни аннулировала его. Поэтому вполне справедливо у людей возникают сомнения: а есть ли какие-то закрытые, секретные, «неприличные» договоренности в рамках минского процесса.

Какие могут быть тайные договоренности?

– Можно в этом смысле многое моделировать или фантазировать при отсутствии достоверных данных, и все же это будут только предположения. Хотя я, например, не отвергал бы даже и «негласную договоренность» о том же «любимом» Путиным Медведчуке: вы (Украина) не трогаете его, не лишаете официального статуса в минских переговорах, а мы (РФ) «позволяем» ему иногда вытаскивать из неволи украинских заложников и пленных.

Очевидно, что подобное (если это на самом деле) – грубый шантаж, цинизм «высшего сорта», ведь, когда речь идет о судьбе, а тем более жизни хотя бы одного человека, то и «сделка с дьяволом» не кажется аморальной! И скорее всего, так оно и есть.

И когда мы видим на «чаше весов»: на одной – жизнь одного человека, а на другой – личная неприкосновенность Медведчука плюс возможность не исчезнуть ему в политическое небытие, – я лично не знаю, кто бы в этой ситуации вызвался стать арбитром. Но сказанное – никоим образом не попытка оправдать этот отвратительный «статус-кво» с Медведчуком.

Как Вы считаете, в последнее время изменилась стратегия Европы и США по войне в Украине?

– В отличие от немцев и французов, которые «застолбили» свое участие в этом «процессе», наши американские, канадские, британские и польские партнеры и друзья не так однозначно ориентированы относительно военного конфликта между Россией и Украиной. Они более реально, трезво понимают причины, природу этого конфликта и лучше видят возможные методы его прекращения.

Вот почему такое сопротивление со стороны России в отношении расширения «нормандского» формата переговоров и соответствующее нежелание немецкого и французского лидеров поддержать эту идею.

Германия и Франция, по сути, используют Украину в своих отношениях (пусть и довольно сложных) с Россией. Для них Украина это повод, это способ, это инструмент, но уж точно не субъект партнерских отношений. Им, как и некоторым другим западноевропейским странам достаточно трудно дается необходимость применения финансово-экономических санкций против России. И поэтому все чаще приходится слышать, что Европа якобы «устает от Украины».

Сценарии развития военного конфликта

Как может закончиться военный конфликт между Россией и Украиной и может способствовать решению конфликта? Датский военный эксперт Карстен Меллер считает, что без желания России конфликт в Украине не решится. Вы как думаете?

– Не согласен категорически с этим тезисом генерала Карстена Меллера, кстати бывшего военного атташе Дании в РФ, так как добровольного «желание России» не будет никогда. Россия может быть только принуждена «пожелать». Поэтому столь важное значение имеют комплексные всеобъемлющие финансово-экономические санкции против российского путинского режима.

Вы можете оценить вероятные сценарии?

– Вариантов развития событий в ситуации в условиях «загнанной в угол крысы» на самом деле не может быть много. Но, несмотря на то, что «крыса» с ядерной «гранатой» в когтях, приходится принимать во внимание и две крайности – как рамки, границы прогнозирования.

Снижение цен на нефть, сокращение потребления (и, соответственно, экспорта) российских углеводородных ресурсов, еще более жесткие, расширенные финансово-экономические и политические санкции против России, и, наконец, – максимально «чувствительный» удар по ее финансово-банковской системе – отключение от международной межбанковской системы SWIFT непременно должно привести к экономическому коллапсу России. Поэтому в «непосредственной близости» к коллапсу и должны состояться в России и вокруг нее эти возможные сценарии.

«Адский» (но маловероятно):

– Понимая, предчувствуя свой близкий конец, путинская хунта идет на открытое широкомасштабное военное вторжение в Украину, с распространением агрессии "на флангах»: вторжением в страны Балтии, с другого края – через Приднестровье, на Молдову. Одновременно вовлекается (добровольно или принудительно) Беларусь как составная часть агрессора.

Шаг следующий – нанесение ударов (не исключая и применения тактических ядерных боеприпасов) по территории Польши. Одновременно приводятся в действие части и подразделения так называемых Арктических вооруженных сил с восторгом (взятием под полный контроль) Архипелага Шпицберген и блокировкой Северного морского прохода в Арктике.

Далее – разрастание военного конфликта к полномасштабной войне с блоком НАТО – Третья Мировая война. Чем закончится? Трудно представить.

Но, повторюсь, этот сценарий маловероятен, скорее – гипотетический. Впрочем, такой, что «имеет право на существование» как крайняя степень при моделировании развития событий.

Сценарий «слишком оптимистичный» (крайность противоположная):

– Начинается тоже в «непосредственном предвкушении» коллапса исключительно как внутренние события в середине России. Под принуждением шального от потери своих непомерных состояния ближайшего путинского окружения и под давлением угрозы массовых бунтов обнищавшего населения, Путин «добровольно» идет – если бы, «по ельцинскомусценарию».

Власть формально переходит к главе российского правительства в качестве и. о. президента (неизвестно, кто в этот момент правительство будет возглавлять). И не важно, поскольку реальная власть и все рычаги управления останутся у того же околопутинського окружение – прежде всего, для сохранения контроля над стратегическими ядерными силами и недопущения их несанкционированного применения. Тем самым «окружение» обезопасит себя («купит индульгенцию») от будущего международного уголовного преследования за военные преступления.

В Гаагу сдадут только тех из «окружения», кто будет сопротивляться «слишком оптимистичному сценарию», а также наиболее одиозных персонажей, которых «не спасти» (да и не жалко). Путин в Гаагу не доедет – умрет «в своей постели» (и не важно, от чего).

Впрочем, и этот сценарий тоже гипотетический, но «с другого края».

Все, что между ними – более вероятно и реально. (Даже вариант с неким российским «полковником фон Штауффенбергом»).

Сценарий «посередине» – превращение оккупированного Донбасса в «УкраинскоеПриднестровье»(более вероятный):

– Но в реальности Украину ждут жесткие испытания в течение длительного времени, несмотря на то, что «горячие» боевые действия понемногу утихнут, уступив место ежедневным мелким (и не очень) провокациям с применением обстрелов и диверсионных акций.

На соответствующие действия подавления в Украине будут жестко связаны руки «минскими соглашениями-3 (4, -5 ...)». То есть, некая «злокачественная опухоль» на ее Востоке в виде «Украинского Приднестровья».

Стремительное превращение территории Крыма на мертвую, сплошь милитаризованную и «ГУЛАГизовану» зону. Проблемы морского сообщения Керченским проливом и морской деятельности во внутреннем Азовском море.

Потеря «привлекательности» Украины как потенциального полноценного и полноправного члена европейского сообщества. «Безвизовый режим с ЕС»? – В лучшем случае в пограничных «полосах ограниченной ширины» с Польшей, Словакией, Венгрией, Румынией ...

Как же не хочется быть «черным оракулом», но, к сожалению, оснований для оптимизма все меньше и меньше.

Интервью Натальи Слинько и Елены Яных

Перевод Елены Яных

Прочитано 330 раз Последнее изменение Пятница, 02 декабря 2016 20:18

Поддержи нас

Банковский счет:
8981-141-092, регистрационный номер 2255.
CVR номер: 35 70 79 64

cu logo 200x200


ПОПУЛЯРНЫЕ ЗАПРОСЫ

Made by Amaze Studio Team