Среда, 15 июля 2015 12:04

Украинцам необходимо «смягчить» войну и сосредоточиться на выполнении конкретных задач

Автор 
Оцените материал
(0 голосов)

Почетный консул Украины в Дании и консультант в бизнес-вопросах в Украине, Мортен Мунк говорил о проблемах и вызовы для Украины.

Коррупция, война в стране и перспективы членства Украины в ЕС были в центре внимания во время встречи.

Вы знаете Украину уже пару десятков лет как бизнес-партнер, как советник. Какие основные проблемы, на Ваш личный взгляд, стоят на пути развития страны?

– Большой проблемой для Украины остаются конкретные действия. И президент, и премьер-министр выступают все время по телевидению и в социальных медиа, но многие вещи просто не выполняются. Каждый стремится сделать правильно, и об этом постоянно говорится вслух и по телевизору.

Это как на предприятии, где директор стоит и говорит, что нам нужно двигаться в этом направлении, а низшее звено сотрудников делают все, что и всегда. Не предпринимается никаких действий, чтобы что-то изменить.

Я могу привести пример грузов, поступающих в Украину, которые стоят на границе месяцами. И это в стране, где происходит конфликт и где этот груз очень нужен. Там сидит человек и говорит о том, что должны быть заплачены налоги и сборы. Это иллюстрирует общую ситуацию в Украине.

Когда я разговариваю с теми, кого я знаю в центральных и западных регионах Украины, все глубоко обеспокоены тем, что запланированные реформы не происходят. Все говорят: «Да, мы настроились на них. Мы готовы терпеть трудности, высокие цены на энергоносители и т. д.». Но реформ нет.

Мы видим то же самое повсюду. Сейчас идет налоговая реформа, но опять кто-то ходит и мешает работать предприятиям. И это несмотря на то, что был принят закон, согласно которому можно прийти с проверкой только через определенные промежутки времени, и для этого должно быть реальное обоснование. Недостаточно просто выбрать предприятие и сказать, что мы придем, чтобы посмотреть на вас.

Меньше слов, больше действий

– Украина, все время, сколько я знаю эту страну, имела хорошие намерения. Но они почти всегда останавливались на стадии обсуждения, а затем подключалось много людей, которые хотели принять участие в этом, и так долго обсуждали, что не могли в итоге что-то сделать.

В Украине не хватает кого-то, кто конкретно возьмется за решение некоторых вопросов и скажет: «Это не должно стоять здесь, это должно стоять там». А потом взять это и сделать.

Львов – пример прагматической модели управления

– Много положительных сдвигов происходит во Львове, там очень прагматичный мэр. Его успех управления в том, что он не догматик. Например, ему надо найти решение: городу нужны 100 новых автобусов. Их может поставить Львовский автобусный завод, но они будут стоить так дорого, что их можно будет приобрести за средства городского бюджета не ранее чем через 10 лет. Поэтому можно купить не новые автобусы в Париже, чтобы на следующий день они уже ходили по городу. Вполне может быть, что они не так хороши, и не желтого цвета, однако люди смогут добраться на работу вовремя. И там делается действительно много практических шагов.

Есть некоторые промахи, но, во всяком случае, там создана деловая среду, где много IT- компаний, масса аутсорсинга, так как инвесторы считают, что это хорошее место, чтобы быть представленными здесь. Они считают, что это гостеприимный город, который готов приветствовать их. Несмотря на долю бюрократии, вы можете увидеть значительные шаги вперед. В этом году ситуация значительно лучше, чем в прошлом.

Этого движения не хватает, когда вы, например, приезжаете в Харьков. В моем представлении Харьков выглядит так же мрачно, как и в 1996 году, когда я там был впервые. Там нет той динамической части, которая способствовала осуществлению некоторых дел. Хотя этот город из, казалось бы, с видимым успехом, но имеет огромное отставание по многим направлениям. Не хватает профессиональных руководителей низшего звена, в армии таких называют старший сержант, который гарантирует солдатам пайки, оружие, другие вещи.

Нет больше доверия тому, что показывают по ТВ

Вы хотите сказать, что через год после Евромайдана не произошло ничего явного в плане реформ и делового климата?

– Существует очень много «показухи» на телевидении. Взять, например, налоговую реформу – от этого напрямую зависит развитие бизнеса – и сказать, что сейчас мы вдвое сократим налоги. Но это не имеет ничего общего с тем, чтобы вдвое сократить количество налогов. Собирается и сумма налогов, но теперь это называется одним словом, однако состоит из двух элементов. Это понимают даже самые развитые предприятия и не очень верят тому, что говорят в Киеве. Это не станет правдой, если будет много раз транслироваться по телевидению.

Политики не получат больше доверия только потому, что они больше появляются в телевизоре. То, что сейчас решается в Киеве, в первую очередь должно влиять на каждую отдаленную деревню. В противном случае, это не имеет никакой ценности. Но если это не помогает компаниям там, если предприятия всегда должны держать штатного бухгалтера, занимающегося налогами, то вы не облегчили им жизнь.

Именно поэтому большим испытанием станет для Украины воплотить эти благие намерения в что-то конкретное. И это будет мой главный совет: вы должны отказаться от амбиций и сконцентрироваться на нескольких вещах, а затем заставить их работать. Потому что только сейчас можно изменить все.

Коррупция тесно связана с культурой администрирования

О коррупции много говорят как в Украине, так и в Европе. Прежде всего нужно справиться с этим, чтобы сделать эффективными реформы в стране. Что изменилось в этом плане?

– Я считаю, что коррупция очень тесно переплетена с культурой администрирования. До 2004 года было много вещей, которые были чрезвычайно предсказуемы в Украине. Все знали, как происходила масштабная коррупция и бюрократическая коррупция. Человеку говорят: «Вы должны ждать три недели», и он отвечает: «А если я приду с бутылкой коньяка для Вас?». Получает ответ: «Ну тогда вы можете прийти завтра».

У всех были большие надежды, когда к власти пришел Ющенко в 2004 году. Он дал сигнал, что хочет сделать что-то в плане борьбы с коррупцией. Он провел изменения в администрациях на всех уровнях. Проблема была в том, что к власти пришли не очень хорошие управленцы. У них не было никакого опыта в этой сфере. Поэтому они оказались открытыми для того, чтобы брать деньги за свои услуги. А уровень коррупции увеличился в разы. Некоторые административные моменты становились все хуже, и все они знали, что могут продержаться у власти хотя бы в течение четырех лет. Они должны были наполнить свои карманы.

Должны быть прозрачность и прямые линии

– Если бы не было теневой экономики, Украина стала бы банкротом. Посмотрите на официальные валютные резервы, они давно находятся ниже уровня. Но все работает.

У меня нет дара ясновидения, чтобы предсказать, что произойдет в краткосрочной перспективе, но вы должны иметь прозрачность в действиях, более прямые линии, тогда вы сможете увидеть это. Это первое условие. Сегодня все действительно так закручено, и законодательство настолько ужасное, что вы никогда не докажете конкретные факты коррупции. Поэтому следует прописать более жесткие законы о коррупции.

Дания и Украина одинаково бюрократические

Дания хочет помочь в реформировании законодательной и судебной баз, прокуратуры. Какой реальный вклад может сделать Дания?

– Я не уверен, что Дания может внести большой вклад. Мы в равной степени бюрократичны, как и в Украине. Взять, к примеру, получение разрешения на строительство. Здесь между Данией и Украиной нет никакой разницы, одна и та же бюрократия. Украинцы хотят сделать все сразу, чтобы быть признанными международным сообществом. Но это только на экране телевизора.

Украина по сравнению с опытом Польши

Эксперты говорят, что Украина сейчас, как Польша 20 лет назад. Почему нам не удается действовать как Польше?

– Я тоже так думаю. Но понятно же, что предпосылка должна быть. Вы должны сначала сделать свободное пересечение границы, а это проблема. Почему легко делать бизнес в Польше? Потому что вам не нужно оформлять какие-то документы, чтобы начать отгрузки товаров в Польшу. И вам не надо спорить с некоторыми должностными лицами таможенных органов Украины, которые говорят: «Да, но он не упакован в ящики, которые написаны в бумаге. Они на 5 мм короче». И тогда он должен получить 20 евро, так как ящики на 5 мм короче, а если на них нажать, то они становятся на 5 мм длиннее.

Поэтому, первое: надо убрать эти барьеры, которые есть на пересечении границы. Второе: когда вы делаете налоговую реформу, то это должна быть действительно реформа, а не рассказы о том, что налоги уменьшились с 22 до 11 категорий, а на самом деле остальные 11 стали называться по-другому. Инвесторы слишком хитрые, чтобы это не обнаружить. Это два главных барьеры.

Война должна быть «смягчена»

– Однако в Украине есть третье, о чем невозможно забыть – это война, катастрофы людей, те, кого убили. Да, это страшно, но вы должны «смягчить» это с помощью СМИ, интересующихся еще чем-то кроме войны.

Из всего того, что вы видите по датскому телевидению, было хоть одно положительное сообщение об Украине за последние три месяца? Ноль! Это были новости о войне, о том, что Украина на грани банкротства, о том, что она разорится уже завтра. Есть целый ряд негативных высказываний, потому что война занимает видное место. Рано или поздно люди устанут слышать о войне. Тогда они захотят слышать о том, что другое происходит в стране.

Вы должны говорить о чем-то другом, кроме войны

– Когда я читаю новости, то 3/4 из них обсуждают войну. Таким образом, только четверть отводится тому, чем можно привлечь инвесторов и делать бизнес.

Мы понимаем, что конфликт будет продолжаться до тех пор, пока Россию с Крымом НЕ соединит наземный коридор. То же самое было и с Западным Берлином, поэтому конфликт длился много лет. Война должна быть «упакована» в какой-то степени, так чтобы можно было говорить о других важных вещах.

Сейчас главное – получить администрирование, которое бы реально работало. Вы должны иметь четкие линии и понимание того, что решение Киева влияет на все регионы.

Большие вызовы для Украины

Многие говорят, что это замороженный конфликт. Это очень тяжело психологически, но многие говорят о том, что Россия может пойти дальше в развитии конфликта. Это большой вызов и для СМИ. Как вы думаете, сколько это будет продолжаться?

– Я думаю, вы должны смотреть на конфликт в Луганске и Донецке так же, как на Крым. Это стандартное положение вещей, которое Украина не решит сама и не изменит этот статус. Это будет первое подтверждение, нужно будет сказать, что мы имеем ситуацию, которую мы не можем решить сами. Тем не менее, вам не придет оружие из ЕС или США. И с этой ситуацией нужно смириться.

Ситуация такова, что в районах конфликта жили 5 млн человек. 2 млн были вынуждены переселиться. Из тех, что остаются там, по разным оценкам, 1 млн – пенсионеры, 1 млн составляют дети и молодежь. То есть остается всего 1 млн тех, кто может что-то делать и воевать. Те, кто был вынужден бежать от войны, они были мобильными и работоспособными, получили новую работу в других регионах. Экономически это возможно самая большая проблема, если Украина выиграет войну, потому что это выльется в большие затраты на восстановление.

Порошенко сам сказал это: «Поезд останавливается на платформе, и мы, не будем ждать пассажиров, опоздавших на него». Но поезд еще даже не пошел. Нужно еще запустить поезд и показать людям, что мы поедем, и мы на верном пути. Вполне возможно, что будут маленькие остановки по дороге, но это и есть демократия, доверие к тем вещам, которые озвучиваются. Демократия – единственная форма правления, которая может отменить сама себя.

Украина будет поддержана, оставаясь за пределами ЕС

На Евромайдане люди стояли за вступление Украины в ЕС. Должна ли Украина иметь такую цель перед собой, насколько важно это для нее?

– Я не думаю, что для Украины место в том Европейском Союзе, который мы имеем сегодня, потому что он уже очень растянут и не в состоянии справиться с различиями, которые лежат между севером и югом, востоком и западом в ЕС. Те конфликты, которые есть в отношениях с Грецией, Италией, Испанией и Португалией возникли потому, что они просто имеют совсем иное представление о том, как вести государственный учет и аудит.

Здесь, в Дании, принято считать, что это должно быть достоверно и объективно. Немцы такого же мнения. Итальянцы думают, что это должно просто выглядеть красиво снаружи.

Я не верю в то, что в краткосрочной или среднесрочной перспективе в ЕС есть место для Украины.

Я также считаю, что Украина во многом будет поддержана, оставаясь вне ЕС. Таким образом, можно легко получить тесное сотрудничество. Если мы посмотрим на реконфигурацию, то это может произойти всеми возможными способами. Начиная с розеток, которые должны быть по европейским стандартам. Во всей промышленности станки не имеют СЕ-маркировки (СЕ - знак соответствия стандартам и требованиям ЕС, ред.), а это значит, что вам нужны новые машины.

Украина не имеет ничего такого, чего бы не было в ЕС

– Украина никогда не сможет сделать реформы самостоятельно. Страны Европейского Союза, сначала назывался Союзом угля и стали, поделились стратегическими ресурсами, как гарантией того, что никогда не будет войны за ресурсы. Была мысль также поступить с продовольствием и сельским хозяйством.

Существовала идея ресурсного объединения ЕС с Россией, чтобы получать оттуда энергию. Но вышел просчет, ибо ЕС нечем поделиться с Россией из того, чего бы там не было, ведь у них есть Сибирь со всеми видами запасов. А Украина не имеет ничего такого, чего бы не хватало ЕС.

Украине нужно смотреть объективно на членство в ЕС. Оно ничего не даст нового к тому, что Украина уже имеет, подписав экономическую и политическую части Соглашения об ассоциации с ЕС.

Больший фокус на высокоразвитую военную промышленность

– Чтобы Украина добиться успеха, нужно реформировать производственный сектор, который до сих пор поставляет комплектующие для российского вооружения. У вас есть отрасли промышленности, почти так же развитые, как в ЕС. Но необходимо полное реформирование, чтобы отказаться от поставок в Россию и другим партнерам, которые имеют аналогичные системы вооружения.

Если Украина самостоятельно справится с этой задачей, она сможет наладить торговлю с ЕС и иметь постоянный доход. Все страны – претенденты на членство в ЕС – имели рост ВВП еще до того, как вошли в ЕС. Поэтому и Украина должна к этому стремиться. Нужно иметь такие товары, которые можно будет запустить в торговый оборот.

Интервью Елены Яных и Натальи Слынько

Перевод Елены Яных

Читайте также: Богатая талантами Украины до сих пор остается аграрной и сырьевой страной

Прочитано 279 раз Последнее изменение Суббота, 03 декабря 2016 20:06

Поддержи нас

Банковский счет:
8981-141-092, регистрационный номер 2255.
CVR номер: 35 70 79 64

cu logo 200x200


ПОПУЛЯРНЫЕ ЗАПРОСЫ

Made by Amaze Studio Team