02.08.2015

Украинские патриотические переселенцы

Автор 
Оцените материал
(0 голосов)
Мартин Поульсен – датский журналист, работающий с международными новостями. Мартин Поульсен – датский журналист, работающий с международными новостями. Фото: личный архив Мартина С. Поульсена.

Датский журналист посетил Киев и рассказал о проблемах внутренних переселенцев через истории украинцев из Донбасса и Крыма.

В Украине живет почти полтора миллиона человек, которые были вынуждены бежать. Они оставили свои дома на разрушенном войной востоке страны или в аннексированном Россией Крыму. Многие бежал за убеждения и поддержку Украины в противостоянии российскому контролю. Тысячи внутренних переселенцев пытались добраться до столицы – Киева, где они смогут начать новую жизнь. И это очень трудно сделать в стране, где экономика близка к краху.

«Мы собрали только один чемодан, каждый из нас. Украинские силы продвигались ближе и ближе. Мы думали, что это будет продолжаться лишь несколько недель, прежде чем они освободят город и восстановят закон и порядок. А они так и не пришли».

Алина Котемко не может сдерживать слезы, когда рассказывает о своем бегстве от анархии в восточной Украине. Вместе с мужем Сергеем, их 17-летним сыном и 3-летней дочерью, в конце мая 2014 года она была вынуждена бежать из ее родного Луганска на востоке Украины.

Весна 2014 была напряженной в Луганске. В начале апреля демонстрации быстро разрастались до насильственныевосстания. В течение нескольких недель протестующие превратились в воинственных пророссийских мятежников, занимали правительственные здания и требовали автономии или отделения от Украины. В Луганске была провозглашена Народная Республика и анонсирован референдум об отделении. К референдуму 11 мая Алина и ее муж выражали свою поддержку Украине в социальных сетях.

«Мы призывали людей голосовать против отделения. НЕТ анархии и российскомубандитизму», – объясняет Алина Котемко.

Результат народного волеизъявления был вроде как следствием обычной процедуры, именно так, когда она воплощается в жизнь под руководством вооруженных людей – большинство сказало «ДА» отделению от Украины. Теперь уже можно было начинать охоту на противников самопровозглашенной народной республики. Страх заставил Алину и ее семью бежать.

Ukraine Kyiv Alina Kotemko photo Martin S Poulsen

Алина Котемко должна была со своей семьей покинуть родной город Луганск. Она уже больше года живет в Киеве и говорит, что хочет вернуться в Луганск, но только если город снова будет под украинским контролем.

«Одного из наших друзей задержали боевики. В тюрьме он провел две недели. Над ним издевались и морили голодом. Когда его наконец выпустили, ему дали 24 часа, чтобы покинуть Луганск. Мы слышали о списках людей, которые поддерживали Украину. Мы думали, что мы точно есть в одном из таких перечней. Мы не могли себе позволить продолжать жить в Луганске».

Утром 31 мая 2014 Алина и ее семья сели на поезд, следовавший в Киев. Им повезло. Каких-то три дня спустя пророссийские повстанцы закрыли границу между Украиной и самопровозглашенной республикой.

Подруга Алины предложила семье крышу над головой в Киеве. Пять человек жили вместе в однокомнатной квартире. Это лишь временное решение – думала Алина. Скоро они должны были вернуться домой.

«Мы были убеждены в том, что украинские войска освободят Луганск течение нескольких недель».

Но этому не суждено было случиться. Украинские войска были плохо оснащенными и недостаточно организованными для того, чтобы восстановить контроль над Луганском. Год спустя граница остается закрытой. Миллион триста тысяч внутренних переселенцев, покинувших свои дома в Крыму и на востоке Украины, почти не имеют шансов на возвращение домой в ближайшем будущем.

Они – беженцы в своей собственной стране и многие из них вынуждены строить новую жизнь в других местах Украины, крупнейшей стране Европы со значительными культурными и языковыми различиями.

Пока большинство внутренних переселенцев живет в лагерях вблизи фронта, часть из них, которая имеет лучшее образование, пытается добраться в крупныегорода Украины. Согласно данным Комиссии по вопросам беженцев ООН, 143000 беженцев на конец июня текущего года поселились в Киеве и его окрестностях.

Как правило, у них много контактов в городе и они квалифицированные работники, на которых есть спрос в большом городе. И несмотря на большее количество возможностей в Киеве, построить новую жизнь является нелегкой задачей. Об этом рассказывает Анатолий Засоба. Ему 30 лет, и он вместе со своей женой и их пятилетней дочерью покинули Севастополь в марте 2014.

«Немного легче найти работу в Киеве, но часто внутренние беженцы должны браться за работу, далекую от их профессионального уровня», – говорит Анатолий Засоба.

Недостаток жилья – это одна из самых больших проблем. Даже людям из самого Киева трудно найти жилье в городе. Для внутренних беженцев это еще сложнее, так как владельцы скептически относятся к альтернативе сдавать жилье беженцам. Они боятся, что те станут избегать платы за аренду. Помогают знакомства, но бывает нелегко найти хорошие контакты в чужом городе.

Анатолий Засоба был одним из первых внутренних переселенцев, приехавших в Киев весной прошлого года. Как и в случае с Алиной Котемко, он был вынужден бежать из-за свои убеждений. Анатолий Засоба оставил Севастополь, где он основал успешную интернет-маркетинговую компанию, которая имела 50 работников. Он призвал своих подчиненных и членов организации, где он руководил, не поддерживать на голосовании в Крыму отделения от Украины.

Однажды, когда Анатолий вернулся со встречи, его секретарь сообщил, что боевики были в офисе и искали его. Для него стало ясно, что пора покидать Крым.

Ukraine Kyiv Anatoli Zasoba photo Martin S Poulsen

Анатолий Засоба перед картой Крыма в украинских национальных цветах. Мужчина оставил Крым в марте 2014.

Побег привела его в Киев, где Анатолий Засоба создал организацию «Крымская диаспора», чтобы привлечь внимание к проблемам, с которыми сталкиваются беженцы из Крыма и помочь им избавиться от комплекса жертвы. После того как война началась на востоке Украины, «Крымская диаспора» также помогла внутренним беженцам и по этой части страны.

«У нас хорошо налажено сотрудничество с государством и, хотя денежная помощь невелика, мы стараемся улучшить условия для внутренних переселенцев. Это в основном законодательство, где государство делает наибольший вклад, а вот финансовой помощи немного. У государства нет денег», – объясняет Анатолий Засоба, два месяца назад, благодаря сотрудничеству с Программой развития ООН и благотворительной организацией АДРА, открыл центр для внутренних беженцев в двенадцатиэтажном здания на улице Лаврской в Киеве.

Центр функционирует как место встреч и место, где внутренние беженцы могут получить помощь, которую бедное украинское государство предоставить не в состоянии. В помещениях на Лаврской внутренние беженцы могут получить психологическую помощь, помощь в уходе и обучении детей, поиске работы и жилья, встречаются в группах по интересам и получают консультации о том, как начать свое собственное дело. Все 12 работников центра кроме одного являются внутренними беженцами. Цель центра – предоставить переселенцам более широкие возможности для начала новой жизни.

«Мы хотим помочь им перейти из статуса жертвы в статус победителя», – объясняет Анатолий Засоба.

Для Алины Котемко прошлый год был тяжелым в борьбе с ролью жертвы. Многое изменилось, но новая жизнь семьи далека от того комфорта, который они оставили. Алина, которая по профессии психолог и имела свою собственную практику в Луганске, нашла несколько клиентов в Киеве. В хороший месяц она зарабатывает 3.000 гривень (примерно 900 крон).

Ее муж Сергей имел в собственности три мебельных магазина в Луганске. Сейчас он работает продавцом мебели на окраине Киева с заработной платой 5.500 гривень (примерно 1.700 крон).

Сын учится в университете и получает лишь небольшую стипендию, которая едва покрывает расходы на учебники. Семья живет в двухкомнатной квартире на левом берегу Днепра, который разделяет Киев на западную часть со старым центром и восточную часть, где большинство зданий является частью серых жилых комплексов 1970-х годов. Только аренда жилья забирает 5.000 гривень месячного бюджета.

«Нам лучше, чем многим другим, но жизнь остается тяжелой для нас. Мой муж хочет начать собственное дело, но это нелегко, потому что он не имеет стартового капитала и не может сэкономить из своей зарплаты», – рассказывает Алина. Она переживает о том, что может произойти с семьей, если возникнут неожиданные проблемы.

«У нас нет никаких сбережений, ни страхования, только деньги, необходимые на еду и аренду жилья. Мы можем получать медицинскую помощь для моей дочери, у которой аллергия, но если она тяжело заболеет, мы ничего не сможем сделать».

Государство всеобщего благосостояния – чуждое понятие для Украины, где большинство помощи для внутренних беженцев поступает от частных лиц или организаций, получающих помощь из-за рубежа. Украинское государство предоставляет гуманитарную помощь насколько это возможно для наиболее пострадавших беженцев, но стартовой помощи не существует. По информации украинских органов власти, государство и хотело бы помочь в большей степени, но война на востоке страны занимает значительную часть и без того небольших государственных ресурсов, что даже Международный Валютный Фонд предусматривает финансовое банкротство Украины.

Это не только оружие и пули, чем Россия ведет войну против Украины. Россия также в состоянии торговой войны с Украиной, которая является причиной того, что украинский ВВП упал на 16 % за два года.

На другом берегу могучего Днепра группа волонтеров в самом разгаре решения задач, с которыми государство не в состоянии справиться. Один из них – Марио Марана с испанского средиземноморского города Валенсия. В возрасте 62-х лет он отправился в Украину для борьбы с Путиным.

«Фашисты разрушили мою страну и мою семью. Это не должно повториться здесь, в Украине. Фашист Путин не имеет никакого отношения к этой стране», – сказал Марио из оконного проема, где он распределяет одежду для людей, которые бежали от преследований или боевых действий с востока Украины, Донбасса.

Марио, который говорит только по-испански, и немного на украинском,который он выучил во время своего семимесячного пребывания в стране, является одним из 72 добровольцев, которые присоединились к центру помощи на улице Фроловская в центральном районе Киева – на Подоле.

Марио не единственный иностранец, но большинство волонтеров из Киева. Многие из них были на Евромайдане. Это движение с ноября 2013 боролся на Майдане в Киеве за широкое сотрудничество Украины с Европой и это закончилось бегством пророссийского Президента Украины Виктора Януковича в Москву.

Ukraine Kyiv Mario Marana photo Martin S Poulsen

Марио Валенсия из Испании потратил много времени на поездку в Украину, чтобы сыграть свою роль в освобождении страны.

Среднего возраста пара заходит в заброшенной промышленной участок, где восемь оборудованных грузовых контейнеров и несколько крупных камуфляжных палаток составляют всю небольшую общину беженцев и волонтеров. Пара положила черный пластиковый мешок с одеждой рядом с коробками транспортной компании из города Колдинг (Дания, ред.).

В первом контейнере на площади молодые волонтеры устроили информационный центр. Здесь внутренние переселенцы могут получить последние новости о ситуации в районах, откуда они сбежали.

В контейнере немного дальше на площади матери и дети находятся в процессе поиска игрушек на полках, установленных внутри транспортного контейнера. Здесь большой выбор подержанных игрушек, а для детского развлечения есть качели и трамплин позади контейнера. Дамы преклонного возраста со связанными на голове шарфами, ищут посуду в больших коробках в контейнере рядом с круглым навесом, где каждый день накрывают обед для вновь прибывших беженцев. Первые 45 дней после их регистрации в центре для беженцев можно получить бесплатную еду два раза в день, после этого они должны сами находить себе пищу.

«Это не для того, чтобы их наказать, но мотивировать переселенцев быстрее становиться самостоятельными», – объясняет руководитель центра Леся Литвинова в главном здании центра на Фроловской. Здесь вынужденные переселенцы регистрируются, прежде чем они могут воспользоваться услугами центра, такими как бесплатное медицинское обслуживание, получить одежду, посуду и другие предметы первой необходимости, и использовать временную столовую.

Еще до середины дня было зарегистрировано 22 семьи. Большинство ждет снаружи, чтобы зайти и зарегистрироваться уодного из четырех волонтеров, которые сидят за компьютерами и сканируют паспорта беженцев для занесения данных в базу центра.

«В последние месяцы мы приняли особенно много семей с детьми. Для них это гораздо сложнее решение, чем для молодых людей без детей. Семьи бегут только тогда, когда они не имеют никаких других вариантов, чтобы выжить», – сказала Леся Литвинова быстро и небольшими порциями слов в коротких перерывах между постоянными вызовами на телефоне. Все время она что-то контролирует,координирует,согласовывает.

«Беженцы нуждаются почти вовсем, когда приходят сюда. Мы помогаем им собрать основные вещи, которые необходимы для поддержания допустимого уровня жизни. Но нам многого не хватает, особенно лекарств. Мы не можем сделать многое, чтобы помочь, например, диабетикам или людям с проблемами с сердцем. Но им некуда больше идти», – говорит Леся Литвинова.

Когда первые внутренние переселенцы приехали в Киев из Крыма и Восточной Украины весной 2014, Леся Литвинова и кучка других активистов движения евромайдан решили сделать что-то для соотечественников.

«Это были люди, которые, как и мы, боролись за лучшую Украину. За свободную, демократическую, прозападную страну. Это был наш долг помочь им. Это наш способ продлить революцию».

Один бизнесмен предложил активистам использования бывшего промышленного здания и прилегающую к нему территорию. За короткое время покинутая промплощадка на улице Фроловская превратилась в главный центр помощи Киева с зарегистрированными в настоящее время в базе данных центра более 40.000 внутренне перемещенных лиц. Кроме того, волонтеров центра поддерживает многие граждане, жертвуя одежду, посуду или постельное белье. Иностранные организации также способствуют, например, датская организация «Помоги украинским детям» направляет лекарства и игрушки из Дании.

Ukraine the refugee relief center at Frolovska street in Kyiv photo Martin S Poulsen

Молодые мамы нашли одежду для своих детей в одном из контейнеров центра для переселенцев на улице Фроловская. Одежда идет в том числе и от иностранных организаций, среди которых датская «Помоги украинским детям».

Тихий и короткий смешок вылетает из уст Леси Литвиновой, когда я спрашиваю ее, как они сотрудничают с властями.

«Вы задали смешной вопрос», – говорит она, показывая метровые кучи бумаги в своем кабинете. Эта переписка с властями. В частности документы из налоговых органов занимают много места.

«Они не верят, что мы все здесь волонтеры. Они думают, что нам платят иностранные организации. Я трачу очень много времени на документирование, куда мы тратим деньги», – рассказывает Леся Литвинова.

Каждый день увеличивается поток беженцев, которые выходят из поездов на центральном железнодорожном вокзале Киева. Они представляют собой лишь небольшую часть из тысяч людей, спасающихся от войны.

Вынужденные переселенцы в Киеве и в других частях Украины не могут рассчитывать на большую помощь от украинского государства, в котором повышаются цены на энергоносители, не побеждена коррупция, продолжается война в восточной части страны, теракты в различных городах, потеряны промышленные зоны на востоке, угроза национального банкротства и общего системного краха. Вместо этого внутренние переселенцы могут надеяться, что общество поможет им в новой жизни.

Перевод Елены Яных

Прочитано 838 раз Последнее изменение 21.11.2016

Поддержи нас

CVR номер: 35 70 79 64.

Поддержи нас

 

cu logo 200x200

ПОПУЛЯРНЫЕ ЗАПРОСЫ

Made by Amaze Studio Team